Tel-Aviv

Руджем А-Нака и немного Эйн-Геди

В пятницу, 14 хешвана 5774 года (18 октября 2013г.) я ходил в Руджем-А-Нака. Это иорданский полицейский форт в Иудейской пустыне, ныне заброшенный.



Место это малопосещаемое, туда, в основном, приезжают на джипах. Я решил посетить это место, поставив такую задачу:
1. Прийти пешком. (А как же ещё? Моя машина – не джип и не трактор. Осла у меня нет. Я сам осёл:) )
2. Из Эйн-Геди (Откуда же ещё? Из Маале Амос пешком идти хуже, как мне кажется. Оставлять машину в пустыне я не хочу.)
3. В пятницу (Когда же ещё? Не брать же для этого выходной!)
Эта задача кажется несколько сложной. Из Эйн-Геди идти не так близко. Летом, когда день длинный, слишком жарко. Зимой, когда погода для такого похода более подходящая, день слишком короткий. К тому же заповедник Эйн-Геди закрывается летом в пять часов вечера, а зимой – в четыре. Но, как видите, эта задача была успешно решена, и я расскажу, каким образом.

Вышел из Эйн-Геди около двух часов ночи. В свете луны поднялся на гору Ишай. В полнолуние всё видно, как днём. Со стороны кибуца доносились звуки дискотеки. К половине четвёртого поднялся, но не стал забираться на самую верхушку, достал штатив, пофотографировал луну, звёзды и себя в лунном свете.



Автопортрет в лунном свете.



В четыре пошёл дальше по размеченной тропе – сначала по тропе для пешеходов. Дискотека продолжала греметь, но потом её не стало слышно, видимо, я уже ушёл достаточно далеко. Затем я вышел на дорогу для джипов. Это некоторый крюк, но я не решился ночью "срезать", ведь я там ещё не был. Так что пошёл я по дороге, огибая каньон нахаль Давид. Пустыня, она великолепна всегда, а в полнолуние в особенности. В звуке собственных шагов слышались человеческие голоса и лай собак. Я останавливался, чтобы убедиться, что в реальности этого нет. Затем стали слышны вертолёты, летающие над Иудейской пустыней. К пяти часам я вышел на дорогу, ведущую в Руджем-А-Нака, и пошёл по ней. Луна опускалась всё ниже и ниже и незадолго до рассвета скрылась за горами. В шесть часов было ещё темно. Необычно это, слишком уж затянули летнее время. В седьмом часу рассвело.



Я сделал ещё остановку. Пошёл дальше, вскоре показалась крепость. Она видна издалека.



Около крепости я встретил парочку, путешествующую на джипе. Похоже, они там ночевали. Поговорили, пофотографировались взаимно. Они предложили подвести, но я отказался. К тому же нам было не по пути – они уехали на запад. А я собирался вернутся на восток, откуда пришёл. Я стал осматривать крепость.



В 50х годах Иордания построила несколько (примерно пять) маленьких крепостей в Иудейской пустыне недалеко от границы с Израилем. Они предназначались для ведения боевых действий против Израиля в случае войны и для наведения порядка среди местного населения. Одна из этих крепостей – это Руджем а-Нака. В ней находился небольшой полицейский гарнизон – офицеры из Иордании, а рядовые полицейские из местного населения. В 1966 году в ходе антитеррористической операции "Дробилка" (מבצע מגרסה) израильская армия атаковала крепость. После Шестидневной войны была сделана попытка сделать в оставленном здании хостель или кемпинг для путешествующих по пустыне. Но затем строение заняла армия. В середине и конце 90-х годов, по соглашениям Осло, большинство военных баз в этом районе было эвакуировано. Эта крепость тоже была оставлена и так и стоит заброшенной.



Сооружения подобного рода – прямоугольные с двумя башнями по углам – называют в народе "Мики Маусом". Самый известный находится на перекрёстке Гуш-Эцион.





Внутри, как это всегда бывает в заброшенных местах, довольно загажено, стены исписаны.















Конюшня со стойлами.



Графитти - на любой вкус.













Около девяти утра пошёл в обратный путь. Время от времени оглядывался на крепость. Она ещё долго виднелась вдали.



Слева от здания видна горка - груда камней. Это остатки древней крепости. Я как-то упустил её из виду.





Я иду там, где в когда-то проходила дорога из Эйн-Геди в Ткоа. Древняя крепость её контролировала. Уже в 20м веке Иордания, а затем Израиль проложили грунтовые дороги, по которым может проехать автомобиль.



Иудейская пустыня. Недалеко находится каньон реки Аругот.





Я приближаюсь к Эйн-Геди. Отклоняюсь от маршрута, чтобы посмотреть "сухой" водопад в каньоне нахаль Давид.




Примерно в половине двенадцатого прихожу к месту, которое называется "Мицпе Эйн-Геди". Отсюда открывается вид на оазис внизу и побережье Мёртвого моря. На горке рядом находятся остатки древней крепости. Она тоже контролировала дорогу, в частности, подъём от Мёртвого моря в пустыню. Древняя дорога в Эйн-Геди проходила здесь, и можно представить, что нелегко было подниматься и спускаться с лошадьми и ослами по крутой каменистой тропе. Пешком это несколько легче. Тропа не единственная, но она лучше других – другие круче и уже.



Этот подъём и плато сейчас называют "Маале Эйн-Геди", но сохранилось и древнее название "Маале а-Циц". Это место упоминается в 20й главе книги хроник Диврей а-Ямим II в связи с удивительными событиями, которые там произошли. Расскажу о них коротко, но лучше, конечно, взять книгу в руки и перечитать главу. История интересная и поучительная.
Царь Иошафат правил Иудеей в конце 9 века до н.э. более двадцати лет. Это был один из лучших царей в Иудее. Он боролся с идолопоклонством, насаждал изучение Торы, реформировал судебную и экономическую систему и добился военных успехов. Однако в конце своего правления военная мощь царства Иошафата начала давать трещины, чем воспользовались Моав и Амон.

וַיְהִי אַחֲרֵי-כֵן בָּאוּ בְנֵי-מוֹאָב וּבְנֵי עַמּוֹן וְעִמָּהֶם מֵהָעַמּוֹנִים, עַל-יְהוֹשָׁפָט--לַמִּלְחָמָה. וַיָּבֹאוּ, וַיַּגִּידוּ לִיהוֹשָׁפָט לֵאמֹר, בָּא עָלֶיךָ הָמוֹן רָב מֵעֵבֶר לַיָּם, מֵאֲרָם; וְהִנָּם בְּחַצְצוֹן תָּמָר, הִיא עֵין גֶּדִי. וַיִּרָא, וַיִּתֵּן יְהוֹשָׁפָט אֶת-פָּנָיו לִדְרוֹשׁ לַיהוָה; וַיִּקְרָא-צוֹם, עַל-כָּל-יְהוּדָה.
דברי הימים ב' כ:א-ג

<<И после сего пошли сыны Моава и сыны Амона, а с ними (ещё) амонитяне войною на Иошафата. И пришли и донесли Иошафату, говоря: Идёт на тебя рать великая из-за Мёртвого моря, от Арама, и вот они в Хаццон-Тамаре, он же Эйн-Геди. И он убоялся, и обратил Иошафат лицо своё взыскать Господа, и объявил пост по всей Иудее.>>

Моавитяне и Амонитяне пришли воевать с востока, встали лагерем в Эйн Геди, предполагая дальнейшее наступление. Иошафат, осознавая опасность военного вторжения, объявляет пост и обращается ко Всевышнему с молитвой. Ответ царю и народу даётся через пророка Иахазиэля:

וַיֹּאמֶר, הַקְשִׁיבוּ כָל-יְהוּדָה וְיֹשְׁבֵי יְרוּשָׁלִַם, וְהַמֶּלֶךְ, יְהוֹשָׁפָט: כֹּה-אָמַר יְהוָה לָכֶם, אַתֶּם אַל-תִּירְאוּ וְאַל-תֵּחַתּוּ מִפְּנֵי הֶהָמוֹן הָרָב הַזֶּה--כִּי לֹא לָכֶם הַמִּלְחָמָה, כִּי לֵאלֹהִים. מָחָר רְדוּ עֲלֵיהֶם, הִנָּם עֹלִים בְּמַעֲלֵה הַצִּיץ; וּמְצָאתֶם אֹתָם בְּסוֹף הַנַּחַל, פְּנֵי מִדְבַּר יְרוּאֵל. לֹא לָכֶם, לְהִלָּחֵם בָּזֹאת: הִתְיַצְּבוּ עִמְדוּ וּרְאוּ אֶת-יְשׁוּעַת יְהוָה עִמָּכֶם יְהוּדָה וִירוּשָׁלִַם, אַל-תִּירְאוּ וְאַל-תֵּחַתּוּ--מָחָר צְאוּ לִפְנֵיהֶם, וַיהוָה עִמָּכֶם.
דברי הימים ב' כ:טו-יז

<<И сказал он: Внемлите, все Иудеи, и жители Иерусалима, и царь Иошафат! Так говорит Господь с вами: Вы не бойтесь и не страшитесь сего великого множества рати, ибо не ваша эта война, а Божья. Завтра спуститесь на них; вот, они поднимутся на возвышенность Циц, и вы обнаружите их в конце долины, перед пустынею Йеруэль. Не вам сражаться здесь, - встаньте, стойте и смотрите на помощь Господнюю к вам, Иеуда и Иерусалим! Не бойтесь и не страшитесь. Завтра выступите им навстречу, и Господь будет с вами.>>

Слова пророка можно рассматривать в двух аспектах. С одной стороны - географический и стратегический подход. Армия Моава и Амона может прийти только в одно место. Единственный подъём из Эйн-Геди на плоскогорье, достаточно широкий, чтобы по нему прошло целое войско, это маале а-Циц. Очевидно, что именно там появится неприятель, и то, что следует предпринять – опередить его и внезапно атаковать, спускаясь сверху. Так можно, воспользовавшись перепадом высот и фактором внезапности, предотвратить подъём армии противника на плоскогорье. С другой стороны, пророк говорит, что результаты боя не в ваших руках, а в руках Всевышнего, только он даст победу.
Утро следующего дня является решающим.

וַיַּשְׁכִּימוּ בַבֹּקֶר, וַיֵּצְאוּ לְמִדְבַּר תְּקוֹעַ...
דברי הימים ב' כ:כ

<<И встали они рано утром, и выступили в пустыню Ткоа…>>

וּבְעֵת הֵחֵלּוּ בְרִנָּה וּתְהִלָּה, נָתַן יְהוָה מְאָרְבִים עַל-בְּנֵי עַמּוֹן מוֹאָב וְהַר-שֵׂעִיר הַבָּאִים לִיהוּדָה--וַיִּנָּגֵפוּ. וַיַּעַמְדוּ בְּנֵי עַמּוֹן וּמוֹאָב, עַל-יֹשְׁבֵי הַר-שֵׂעִיר--לְהַחֲרִים וּלְהַשְׁמִיד; וּכְכַלּוֹתָם בְּיוֹשְׁבֵי שֵׂעִיר, עָזְרוּ אִישׁ-בְּרֵעֵהוּ לְמַשְׁחִית. וִיהוּדָה בָּא עַל-הַמִּצְפֶּה, לַמִּדְבָּר; וַיִּפְנוּ, אֶל-הֶהָמוֹן, וְהִנָּם פְּגָרִים נֹפְלִים אַרְצָה, וְאֵין פְּלֵיטָה.
דברי הימים ב' כ:כב-כד

<<И в то время, как они начали петь и славословить, Господь поставил засаду против сынов Амона, Моава и горы Сеир, пришедших на Иудею, и они были поражены. И восстали сына Амона и Моава на обитателей горы Сеир, избивая и истребляя, а когда покончили с жителями Сеира, помогали друг другу в истреблении. А иудеи пришли на взгорье то в пустыне, и взглянули на ту рать и вот – трупы лежат на земле, и нет уцелевшего.>>

Что же произошло? Можно предположить следующее. Амонитяне и Моавитяне выступили из Эйн-Геди в ночной тьме и начали подниматься по маале а-Циц под покровом ночи с целью добраться до верха к утру. Там они ожидали столкновения с армией Иошафата. Но произошло нечто невероятное. В то время, как армия Иошафата даже не вступила в бой, а только возносила славословия Всевышнему, армия противника сама себя погубила. Можно предположить, что часть войска сбилась с дороги, поднялась несколько южнее и наверху встретилась с остальным войском. В темноте они не опознали друг друга, и каждый подумал, что перед ним – войска Иошафата. Так две части армии напали одна на другую и перебили друг друга.


Вид с Маале Эйн-Геди на храм эпохи Халхолита и побережье Мёртвого моря внизу. Храм заслуживает отдельного рассказа, но я туда не пошёл.



Спустился, было полвторого дня, время ещё оставалось, и я пошёл освежиться в меарат Дудим – пещеру влюблённых.



В одной из пещер Эйн-Геди произошла встреча Давида и Шауля, о которой рассказывает 1я книга Шмуэля в 24й главе. Опять советую прочитать эту главу в книге, а я расскажу коротко.
После поединка Давида и Голиафа и победы над Плиштимлянами войско Шауля возвращается обратно, и женщины встречают его с ликованием, песнями и танцами. Но Шаулю кажется, что Давиду оказан почёт больше, чем ему, и решает он прикончить Давида. Давид бежит и скрывается от Шауля в разных местах. Давид приходит в пустыню Маон, что на юге Хевронского нагорья, а оттуда – в Эйн-Геди. Шауль с трёхтысячным отрядом преследует Давида. Шауль заходит в пещеру, а его войско находится снаружи. Но в пещере уже находится Давид с его людьми. Шауль настолько устал, что их просто не замечает. У Давида появляется возможность убить своего преследователя, но он этого не делает и не позволяет своим спутникам. Вместо этого Давид отрезает полу от одежды Шауля. Но затем он укоряет себя за этот поступок, за неуважение к царю (и это ему даром не прошло, кстати). После этого Шауль выходит из пещеры, а затем выходит и Давид, обнаруживает себя перед Шаулем и его войском и обращается с речью.

Где же это могло произойти? В районе Эйн-Геди есть несколько пещер. Пещера влюблённых уникальна тем, что в ней находится родник. Но в Танахе нет никакого указания на то, что в пещере был родник. Напротив, комментаторы говорят, что Шауль зашёл в пещеру по большой нужде. К тому же пещера эта маленькая и не тёмная, не очень подходящая для того, чтобы там прятался отряд Давида, и чтобы Шауль не заметил Давида во мраке пещеры. И ещё за три тысячи лет в результате землетрясений вход в пещеру может закрыться, и наоборот, может открыться вход в другую пещеру.



Ухожу из пещеры в третьем часу, около трёх выхожу из заповедника и прихожу к машине. Да, какой же Эйн-Геди без животных?




Карты:







Профиль:





This entry was originally posted at http://shurikl.dreamwidth.org/44357.html.