Tel-Aviv

К десятилетию размежевания.

Беды плодятся весело
      А.Галич



Макет поселения Нецарим, выполненный детьми из выселенного поселения.
Ариэль, 2008.



Девятого ава, после утренней молитвы, чтения "кинот" и книги "Эйха" в синагоге состоялся урок по книге Иермияhу. Человек, ведущий урок, житель моего поселения, не раввин, но человек очень знающий, говорил, среди прочего, что Иермияhу призывает покориться вавилонскому царю. "Ле-и-ка-на," – по слогам, медленно и громко повторил он. И тогда каким-то образом до меня стало доходить, что то, чего казалось, не произойдёт, всё-таки свершится.

Речь идёт о событиях десятилетней давности, об "итнаткуте", или размежевании, ликвидации всех поселений в секторе Газа и четырёх поселений в северной Самарии.

Почему же тогда казалось, что ликвидация поселений невозможна? И почему это не сработало? Я попробую в этом хоть как-то разобраться. Сразу скажу, что на второй вопрос у меня нет ответа.

Как известно, до этого уже был прецедент выселения и ликвидации поселений – это было на Синае в 1982 году. Готовящееся выселение сравнивали с ним, и указывали на различия, и говорили, что тогда это было возможно, а сейчас всё иначе, и сейчас такое выселение не получится. Возможно, это и создало те иллюзии, которые рухнули.

1. Поселения на Синае были крохотные, а Ямит был совсем небольшим посёлком. Городом его называли чисто символически. Соответственно, и поселенцы были немногочисленны. Теперь предстояло выселить намного больше жителей – не менее восьми тысяч человек. Иностранные корреспонденты поражались, увидев Неве-Декалим: "нам казалось, что речь идёт об отдельных домах, а тут целый город".

Замечу, что я пока что не нашёл числа жителей поселений на Синае перед выселением. В блоге Михаэля Якубсона я нашёл, что в Ямите жило 650 семей, в другом месте видел цифру 300. Если прав первый автор, то можно говорить о несколько тысячах жителей в поселениях на Синае, это будет меньше, чем жило в Гуш-Катифе, но всего лишь раза в 3-4, а не на порядок.

2. Помимо жилого фонда, в Гуш-Катифе было ещё развитое сельское хозяйство – теплицы, в основном, а также разного рода упаковочные предприятия, фермы и пр. Замечу, что злые языки говорили, что в сельское хозяйство государство вложило огромные деньги, и нет ничего удивительного, что на эти деньги создано образцовое сельское хозяйство. Действительно, вложено было немало, и денег, и труда, а теперь эти теплицы и прочее нужно было куда-то переместить, выплатить компенсации хозяевам итд. Дело это сложное, требует больших денег, которых нет.

3. Компенсации. "Если бы жители Синая не ухватились за компенсации, то поселения стояли бы и поныне," – так примерно написал кто-то в "Вестях" лет за десять до размежевания. Тогда "первыми в очереди на выселение" (это из той же газеты, но из другой статьи) стояли жители Голанских высот. Компенсации - вещь очень противная. Компенсации превращают спор идеологический в спор финансовый. Правительство в этом очень заинтересовано – оно умеет великолепно вести финансовые споры, оно этим занимается постоянно.

Но вышло иначе. Многие жители Гуш-Катифа не сотрудничали с властями по вопросу о компенсациях, но это не сработало. Потом сторонники размежевания обвиняли их, считая в этом причину их последующей неустроенности.

4. И опять к вопросу о деньгах. США, будучи заинтересованы в мирном договоре между Израилем и Египтом, давали большие деньги. На эти деньги и было осуществлено отступление из Синая. Теперь таких денег никто не давал. То есть, казалось, что размежевание невозможно по финансовым причинам.

5. Большинство жителей Ямита мирно уехали, а выселению противодействовали люди, приехавшие из разных других мест защищать город. Армии легко удалось их выгнать, ведь это не были настоящие жители.

6. В 1982 году, несмотря на отступление из Синая, правительство приняло решение о создании многочисленных поселений в Иудее, Самарии, секторе Газа и на Голанских высотах. Это снизило протест правого лагеря. В 2005 году ничего подобного не было.

7. Казалось, что современные средства коммуникации позволяют немедленно показать стране и миру всё происходящее. Фотоаппарат есть почти у каждого. Сотовая связь повсеместно. Интернет доступен. Стоит солдатам приступить к насильственному выселению – об этом узнают все.

Возможно, этот перечень можно и продолжить, но и так ясно – всё это не сработало. Почему? Я не берусь давать ответ. (Вообще-то у меня есть вариант ответа, но я хочу дать его цитатой из одного литературного произведения, а я не помню автора. Если найду, то напишу. Но не сейчас.)


Десять лет назад перед размежеванием я ездил на демонстрации, то в Сдерот, то в Офаким. Поскольку в этот период "бейн а мецарим" не принято слушать музыку, то в машине я слушал аудиокниги, в том числе "Бориса Годунова". Мне очень импонировала идея о поддержке или неподдержке власти народом, и, в частности, эти строки:

- Да много ль вас, всего-то восемь тысяч.
- Ошибся ты: и тех не наберешь -
Я сам скажу, что войско наше дрянь,
….
Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?
Не войском, нет, не польскою помогой,
А мнением; да! мнением народным.


Однако последующие дни показали, что можно выкрасить всю страну в оранжевый цвет, собрать сотни тысяч на демонстрации, но это не помешает властям осуществить задуманное.

Но обидно другое – произошло размежевание, и всё тихо. Произошедшее за последующие десять лет никто с размежеванием не связывает. Была Вторая Ливанская война, две (или три?) наземные операции в Газе, но всё закончилось. Пока что. Ракеты, стрелявшие по Тель-Авиву в прошлом году, воспринимались спокойно, все привыкли. Был экономический кризис, но считается, что он вызван падением цен на недвижимость и ошибками в банковской системе в США, и ещё падением акций на бирже. Да и у нас в стране этот кризис катастрофических последствий не имел.

Да, после "итнаткута" хотели сделать "иткансут", то есть следующее размежевание, но не вышло. То ли по причине войны в Ливане, то ли ещё почему-то. Что ещё раз напоминает о том, что судьба земли Израильской в руках Всевышнего.

Говорили, что размежевание породит новую идеологию. Об этом писал Дов Конторер. Большие потери в войне Судного дня вызвали огромное разочарование, и современная израильская левая идеология основана именно на этом разочаровании. Подобно этому, разочарование у правых, вызванное размежеванием, создаст новую идеологию. Но я её не вижу. По-моему, всё осталось, как прежде.

А в поселениях? В поселениях по-прежнему празднуют день независимости, читают молитву за государство Израиль, поют "А-Тикву". Дорога новому размежеванию открыта.

This entry was originally posted at http://shurikl.dreamwidth.org/66208.html.
Что-то тоже недавно вспоминал, и все никак не мог вспомнить хабадское обоснование, почему размежевание это плохо.
Я не принадлежу к движению Хабад, напишу, как я понимаю. И за это я уважаю Хабад.

Хабад, насколько мне известно, всегда выступал против территориальных уступок. После соглашения Осло они огранизовали огромную демонстрацию под лозунгом "Земля Израиля в опасности!". Когда был подписан договор с Египтом, Ребе выступал против отдачи Синая. Была издана книга "Шалом, шалом вэ эйн шалом", где собраны статьи, письма и выступления Ребе против передачи Синая Египту. Ребе считал, что даже разговоры об отдаче территорий вредны. У меня где-то есть линк на видеозапись выступления Ребе, где он говорит о недопустимости территориальных уступок.
Общая идея: мирный договор - это лишь клочок бумаги, на самом деле никакого мира нет, а отдавать части Святой земли недопустимо.
Я почти наверняка все это в свое время видел/читал, но воспринимал это как "раз Ребе сказал, значит так и надо". Но сейчас, по прошествии лет, мне не очевидно, как поддержка поселенцев уживается с тезисом о богопротивности сионизма.

Насколько я помню, хабадская логика по таким вопросам использует тезис "безопасность Израиля = безопасность евреев", что при неприятии сионизма позволяет хабаду по факту занимать позицию аналогичную право-религиозной.
Я как-то не сталкивался с критикой сионизма именно со стороны хабада, но я не очень хорошо знаком с хабадом. Да, вроде бы они дистанцируют себя от сионистов, но близки к правым.
В "википедии" на иврите есть немного об отношениях между хабадом и сионизмом.
Там говорится, что хабад противился территориальным уступкам из соображений "пикуах нефеш" (то есть из за опасности для жизни).
Грустно это, особенно последняя фраза. У нас внера тоже была лекция и фильм, который 10 лет назад снимали в Гуше про одну из семей. И мысли у меня это вызвало совсем не те, на которые фильм был настроен. Вот сидим мы сейчас в ЙШ, фильмы смотрим, а Тель Авив и 10 лет назад в пабах сидел и сейчас сидит. И никто за 10 лет туда не пришёл и на большом экране на Дизенгоф этот фильм не показал. Мы 10 лет назад сидели в Кфар Маймон, а потом мхаат хакотедж - на бульваре Ротшильд. А фильм - столько горя, слез и мощи (действительно мощь, вера - очень сильно) - и все это с надеждой создать народную трагедию. Единственные свидетели этой трагедии - солдаты, зашторенные и в общем-то ни в чем не виниватые, и ничего оттуда не вынесшие, кроме ещё большего отдаления " от этих не от мира сего". Все было неправильно, а как правильно - я не знаю, да и никто об этом не думает.
Получается, что до размежевания было что-то противопоставить, а после него противопоставить нечего. И если какое-нибудь правительство задумает новое размежевание, это сделать будет легко.
А про солдат ответ даёт тот же "Борис Годунов":

Самозванец.
Не совестно, Рожнов, что на меня
Ты поднял меч?

Пленник.
Как быть, не наша воля.
Да чего там солдаты. Если бы мня убедили, что соседи-сектанты собирается самосжечься и детей сжечь, то я бы пошла этих детей спасать. И их убедили, и сектанство для них было и осталось непонятно. И ни у кого не было и сейчас нет сил не собираться в Гуше или на лекциях в ЙШ, а выйти в народ, Тель Авив,, бульвар Ротшильд или любое другое место в центре и там свою веру, убеждённость, мощь показать. Да, мы ходили перед hитнаткутом от дома к дому, но мало и сил не было.
долго думал что ответить...
Я тоже немножко ходил по домам, но, по-моему, это подходит для тех, кто хорошо говорит, с одной стороны, и для тех, кто восприимчив к чужому мнению, с другой стороны. Но обычно выходит либо "убеждать убеждённых", либо получается "диалог глухих".
А солдаты хорошо понимали, что они делают. Для многих то, что им больше не придётся служить в "секторе Газа", было самым важным аргументом, и неважно, что же дальше. А те, кто носил погоны или был на офицерских курсах, ни в коем случае не желали испортить свою карьеру.
Даже ракетные обстрелы в последующие годы мало кого убедили - те, кто поддерживал размежевание, как правило, по-прежнему считают это правильным.